«Первые дни было тяжело заснуть, все это пред глазами было». 10 лет июньским событиям

0
798

В июне 2010-го следом за апрельскими событиями в Ошской и Джалал-Абадской областях произошел межнациональный конфликт, жертвами которого стали более 400 человек.  Медицинские работники и тогда были на передовой и помогали пострадавшим в кровавых событиях. Мамбетов Касымбек Бейшенбекович, был непосредственным свидетелем тех столкновений.

 Касымбек Бейшенбекович, как вы оказались в июне 2010 на юге?

10 лет назад в 2010 году я был заместителем министра здравоохранения по лечебным вопросам. Где-то в 2 часа ночи мне позвонила Дамира Ниязалиева, тогда она была министром и сказала, что по поручению Розы Исаковны я должен  в 6 утра вылететь в Ош, что там начались межэтнические столкновения. Я утром поехал на авиабазу Фрунзе 1, там уже был Исмаил Исаков, ряд руководителей, армейский спецназ и где-то через полчаса мы вылетели в Ош. Погода была нелетная, была гроза, окольными путями мы смогли долететь. Исмаил Исакович попросил пилота пролететь над городом. Перед нами стояла ужасающая картина. Мы увидели толпы людей на улицах, на площадях, в нескольких местах был пожар.

Мы приземлились на территории воинской части, позавтракали и сразу в сопровождении бронитранспортеров поехали в областную государственную администрацию. По дороге мы увидели людей с палками, камнями. Мы смогли проехать только благодаря охране из военных. Там Исмаил Исакович провел совещание с силовиками, я тоже там присутствовал, после окончания совещания я попросил у него разрешение сразу выехать в областную больницу, чтобы приступить к работе. Мне нужно было организовать медицинскую помощь пострадавшим во время столкновений. С этого дня я там в областной больнице и работал, и жил.

Работы было много, выезжал по месту жительства раненых, заезжал в узбекскую махалю, там были раненые ребята узбекской национальности, дети были, которые страдали от инфекционных заболеваний. И в Жалал -Абад выезжал на вертолете, на самолете. Два раза выезжали мы в Андижан для проведения переговоров с узбекской стороной, договаривались об оказании помощи нашим гражданам узбекской национальности, которые боялись за свою жизнь и безопасность. Они выезжали в Андижан и находились там в больнице. Я там был до конца месяца, все эти дни конечно было очень тяжело и страшно. Потому что областную и городскую больницу обстреливали, дорога по которой мы ездили была небезопасной.

С какими сложностями сталкивались во время работы, как относились в то время к медикам?

Знаете, тяжело было. Морги были переполнены иногда не было света, воды, мобильная связь пропадала. Но не смотря на сложности мы смогли оказать всем нуждающимся медицинскую помощь на должном уровне. Аптеки все закрылись, коммуникации были прерваны, были вызовы по санитарной авиации в близлежащие районы, тяжело было доехать. Поэтому я сразу же попросил коменданта города Курсана Асанова помочь, они выделили нам охрану из числа милиционеров с оружием. Они сопровождали наших медиков, которые выезжали в районы для оказания помощи тяжело больным, пострадавшим, раненым. В те дни обстановка была сложная, стреляли и по окнам областной больницы, горели дома. Ездил я часто по больницам, сами понимаете, организационные моменты. Около одной больницы на заправке сутки лежал обгоревший труп, я попросил, чтобы его напрямую забрали в морг облбольницы. Тяжело было и со вскрытиями, на улице жара, холодильные камеры забиты. Была проблема с неизвестными трупами, с ДНК экспертизами помогли российские и китайские специалисты. Тяжело в каком плане? Когда видишь трупы женщин, погибших ни в чем не винных детей.

Я думаю из всех служб мед служба отработала достойно. Ни один медик не отказался работать, ни один из них не уехал. Все были на местах, в этом отношении 10 лет назад медики показали себя достойно, ну как и сейчас, когда они на передовой линии по борьбе с коронавирусом.

К медикам прямого враждебного отношения не было. Были конечно и смерти среди медицинских работников, нашего врача педиатра с областной детской больницы убили буквально в квартале от больницы. Но смерть не понятная, потому, что он сам вышел в эту махалю и как получилось, что его убили мы до сих пор не знаем. Его тело потом нашли в реке в Андижанской области привезли.

Первые дни было тяжело заснуть, все это пред глазами было. Тот, кто видел это никогда не забудет. Понимаете, по долгу службы я с 87 года был главным врачом в Сулюктинской городской больнице, а в 90 году были подобные столкновения в Узгене. Тогда наш город Сулюкта помог Узгенскому району. Я тогда тоже приезжал и видел последствия столкновений. Поэтому не хочу повторений тех событий. Я хочу, чтобы кыргызстанцы жили в мире согласии.  Пусть Кыргызстан процветает!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here